Роландас Паксас: «С мафиозными авторитетами из России ни у меня, ни у моих подчиненных контактов не было»
Гаджеты, технологии, политика и многое другое

«Роландас Паксас: «С мафиозными авторитетами из России ни у меня, ни у моих подчиненных контактов не было»

Александр Шахов, Вильнюс, для «Главреда», 23.12.05 // 17:14

Роландас Паксас Экономика первична, политика вторична - известный принцип государственного строительства. Экономика, по признанию экс-президента Литвы Роландаса Паксаса, сыграла одну из решающих ролей в истории его импичмента - первого в Европе.

А занятие строительным бизнесом помогло пережить вынужденный уход из большой политики.

Эта история имела широкий резонанс весной 2004 года. Тогда Паксаса обвинили в связях с российской мафией. Депутаты литовского сейма посчитали, что позиция Президента угрожает национальной безопасности страны. Сам Паксас опровергал подобные обвинения. Однако парламентарии посчитали аргументы главы государства неубедительными и проголосовали за импичмент Паксаса.

Судебные решения, оглашенные в Литве в последние несколько дней, заставляют внимательнее присмотреться к чужому опыту в построении демократического общества, на который так любят ссылаться многие политики и эксперты в Украине.

Расширенная коллегия Верховного Суда Литвы недавно оправдала отстраненного от президентской должности Роландаса Паксаса, признанного ранее виновным в разглашении государственной тайны. Вильнюсский окружной административный суд обязал Миграционный департамент при МВД Литвы выдать постоянный вид на жительство в Литве гражданину России, бывшему спонсору экс-президента Роландаса Паксаса Юрию Борисову. Обвинение не смогло доказать в суде, что проживание Борисова в Литве может представлять угрозу для государственной безопасности.

Какие уроки Литва вынесла из этой истории? Об этом - рассуждения Роландаса Паксаса в эксклюзивном интервью «Главреду».

«В Литве был переворот, путч, сговор»

Накануне президентских выборов в конце 2002-го года почти все в Литве сходились на том, что у вас было мало шансов на победу...

А кто сказал, что было мало шансов? (улыбается)

Об этом в один голос тогда говорили практически все политологи, в пользу тогдашнего президента Валдаса Адамкуса говорили и постоянно появлявшиеся результаты социологических опросов. Даже букмекеры принимали ставки на Адамкуса в соотношении 1 к 1,2, а на Вашу победу - 1 к 3,9. Разница колоссальная!

У меня действительно не было широкого доступа через ведущие средства массовой информации к избирателям накануне выборов. Но я очень много ездил по стране, встречался с людьми и видел, что ситуация в стране не такая, какой представляется тем, кто был у власти, кого обслуживали газеты и телевидение.

Какой же сложилась в Литве тогда ситуация?

В стране сложилась политически-государственная система, многих устраивавшая. Но эти «многие» были внутри этой системы, которая использовала те же рейтинги и опросы как средство воздействия на избирателей. Остальной же народ видел, что представителей этой государственно-политической конструкции заботят только собственные интересы, только дележ власти и гарантированные ею доходы. Поэтому они были заодно – и левые, и правые, и те, кто называл себя «центром», - они изначально не были заинтересованы в том, чтобы что-то менять. С таким восприятием ситуации со стороны избирателей я сталкивался постоянно. Поэтому нисколько и не сомневался, что люди, которых эта система достала уже до печенок, проголосуют за меня (Р.Паксас победил во втором туре президентских выборов в начале 2003-го года с разницей в 9,82% - прим. автора.).

К слову, перед выборами приходилось слышать, как представители тех политических сил, которые были у власти и которые были уверены, что ничего не изменится в будущем, вообще предлагали отказаться от второго тура выборов. Мол, зачем тратиться на него, зачем омрачать политикой предстоящие Рождество и Новый год, если все будет ясно уже после первого тура, подразумевая победу тогдашнего президента Адамкуса и само собой разумеющееся сохранение «статуса кво».

Приведу такой пример. Когда в России случился финансовый кризис (дефолт), тогдашний премьер-министр Литвы Гедиминас Вагнорюс «успокоил» население нашей страны, заявив, что нас это совершенно не коснется. А в то время примерно 70-75% всей литовской торговли приходилось как раз на торговлю с Россией. То есть даже тогда, когда проблема уже глаза колола, внутри системы предпочитали не замечать это. В результате, Литва тогда потеряла порядка 1 млрд литов (250 млн. долларов в тогдашнем соотношении).

В одном из интервью вы сказали, что буквально сразу же после того, как стало известно о победе Паксаса, вам передали предупреждение, что работать вам все равно не дадут…

Да, об этом было сказано уже на третий день после объявления результатов.

Я ведь шел во власть не для того, чтобы сохранять эту систему, озабоченную только тем, чтобы и самой дальше безбедно существовать, и другим не мешать воровать, брать взятки, наживаться за счет теневой экономики, где тогда крутились сумасшедшие деньги: 5-6 миллиардов литов. Можно предположить, что с этого тоже что-то «капало».

Так что у той системы, против которой я пошел, был серьезнейший экономический интерес не хотеть перемен. И сейчас, кстати, тоже никто никого не хочет в Литве ее трогать, поскольку понимают, что стоит только затронуть, и такой ком покатится... А с тем, кто сдвинет этот ком, может повториться та же история, что и со мной.

Я же выступал за то, чтобы навести порядок в государстве, победить коррупцию, взяться по-настоящему за решение проблемы безработицы. Страна остро нуждалась в переменах, и я готов был их осуществлять.

Но, видимо, кому-то явно не нравились ваши планы…

Они шли вразрез с интересами тех, кого все в стране устраивало. Стоит вспомнить

скандально известную приватизацию единственного в балтийских странах

нефтеперерабатываюещго завода «Мажейкю нафта». Я тогда был премьер-министром страны и должен был подписывать договор о его приватизации. Но в том виде, в каком он был подготовлен, его нельзы было подписывать ни в коем случае. Я предпочел подать в отставку.

Но сделка, о которой российский юморист Михаил Задорнов сейчас рассказывает со сцены, все-таки состоялась. И всех она тогда устраивала. Мало того, даже сейчас, после многомиллионных убытков, понесенных заводом и Литвой во времена руководства «Мажейкю нафтой» американской компанией “Williams International”, лидер руководивших тогда страной консерваторов Андрюс Кубилюс продолжает утверждать, как выгодно они приватизировали тот завод. А сколько еще подобных приватизаций тогда было проведено властями?!

Я же всегда выступал за то, чтобы в отношении крупных экономических преступлений срок давности не применялся. К слову, после «приватизации» «Мажейкю нафты» прошли оговоренные законом пять лет, и теперь все, кто нажился на ней, могут спать спокойно.

Поэтому-то представители сложившейся системы и начали действовать сразу же после того, как я стал президентом. Их деятельность я бы назвал переворотом, путчем, сговором. Не знаю, какое из этих слов тут больше подходит. Но подчеркну, что каждое из них тут уместно.

В первую же неделю началась массированная атака в СМИ. Было объявлено, что Паксас поменяет половину кабинета министров. Даже фамилии назывались. Хотя у меня и не было таких планов. Но «выращивание» недовольных Паксасом уже началось. Потом появились новые публикации, где чуть ли не каждый мой шаг, решение преподносилось так, чтобы вызвать реакцию поострее как у чиновников и политиков, так и у избирателей.

И это было логично. Была часть людей, которые были при хороших заработках, делающих свой бизнес не совсем чисто или даже совсем не чисто, была часть политиков, имеющих влияние на силовиков, и часть неплохо живущих магнатов средств массовой информации. Их интересы совпадали и раньше, теперь же они объединились и фактически – в борьбе против меня. И с помощью некоторых иностранных сил дали хороший толчок тому процессу, который потом оформили как импичмент.

«Владельцы СМИ сознательно шли на финансовые потери»

Неужели иностранным государствам было не все равно, кто в тот момент будет руководить Литвой? Во внешней политике Литва ведь проводила курс на евроатлантическую солидарность.

Ничего просто так не бывает в таких вот маленьких странах, как наша. Есть определенные большие страны, которые имеют свой интерес. Вспомните, как проводились революции в Грузии, Украине.

В Украине был выбор между Кучмой и Ющенко, в Грузии – такая же ситуация: выбор между Шеварднадзе и Саакашвили. Какой страной поддерживались победители? Не надо, наверное, отвечать на этот вопрос.

В Литве было то же самое: не тот президент пришел.

Между тем, когда против вас уже началась массированная пропагандистская кампания, социологические опросы показывали, что ваш рейтинг стабильно растет.

Хотел бы обратить внимание на то, что в это же время рейтинг местных СМИ вообще стал падать. Если раньше они всегда делили с церковью первую-вторую позиции в списке учреждений и структур общества, пользующихся наибольшим доверием населения, то после организации путча они скатились до шестого-седьмого места. Где, кстати, находятся и поныне.

В связи с этим хочу обратить внимание на такой момент. Если рейтинг средства массовой информации падает, причем сильно, то это неизбежно сказывается на рекламных поступлениях такого источника информации. Не может не сказаться. Значит, владельцы СМИ сознательно шли на финансовые потери, причем очень большие, поскольку неполученные доходы им компенсировались? Я не вижу другого объяснения создавшейся тогда ситуации в большей части литовских СМИ.

Если бы я был владельцем источника информации и видел, что его рейтинг постоянно падает, я бы, наверное, задумался о смене курса. Но тогда никто не менял направленности своих выступлений, что лишний раз убеждает в целевой финансовой подпитке работавших против меня СМИ.

Подмечу, что та информкампания высветила еще одну проблему, не решенную в Литве до сих пор. Какое-либо частное предприятие, издающее газету или владеющее телеканалом, не должно присваивать себе монопольного права на правду, сознательно отвергая и умалчивая другие мнения.

«…На терзания времени не остается»

Информационная кампания против вас, в конце концов, вылилась в начало официального процесса первого в Европе импичмента. Кто стал его инициатором?

А я могу ответить словами самого инициатора. Нынешний председатель Сейма Артурас Паулаускас сказал: «Я закрутил этот процесс». Кстати, это был не первый случай, когда он шел на конфликт со мной, пытаясь добиться своих целей. Но в этот раз масштаб, конечно же, был иной, покруче. По стране устраивались демонстрации, за участие в которых людям платили деньги.

Что же касается самой юридической процедуры импичмента, то она существует в литовских законах, ничего изобретать не надо было. Правда, чтобы ее осуществить, в случае со мной инициаторам приходилось не раз прибегать к различного рода натяжкам.

Чтобы начать импичмент, нужны были веские основания. Поэтому инициаторы постарались собрать букет обвинений пострашнее, чтобы у людей наверняка вызвать шок. Здесь были и связи людей моего окружения с мафиозным авторитетом из России, и чуть ли не государственный рэкет в отношении частных компаний, чтобы вынудить их по дешевке продать свои акции, и предоставление литовского гражданства Юрию Борисову в обмен за финансовую помощь на выборах, и многое что еще.

Потом, правда, со временем выяснилось, что с мафиозными авторитетами из России ни у меня, ни у моих подчиненных контактов не было. А вот, кстати, нынешний президент Литвы Адамкус и еще ряд высокопоставленных литовских чиновников встречались с ними.

Испарились и другие обвинения. В том числе и то, что я якобы выдал государственую тайну. Недавнее решение Верховного Суда Литвы оправдало меня. Из 16 обвинений осталось тольоко одно – присвоение литовского граждантства Юрию Борисову. Но это курьезное обвинение (он с 6 лет живет в Литве и был гражданином Литовской Республики до тех пор, пока не утратил в связи с принятием российского гражданства, необходимого ему по делам бизнеса) испарится очень скоро, также, как и предыдущие.

После решения Верховного Суда спикер Паулаускас попытался пояснить обществу, что «конституционно-политическая ответственность не тождественна правовой». Что, по крайней мере, странно. Если Верховный Суд постановил, что преступления не было, то какая после этого еще может быть ответственность?

Так что тот импичмент – это переворот.

Тогда такой вопрос напрашивается: насколько импичмент оправдывает себя как средство демократии?

Это уже зависит от того, кто как понимает демократию. Я понимаю ее как верховенство закона. Для любого, независимо от того, какую ступень в обществе ты занимаешь: грузчик или спикер парламента. У каждого – равные права, а не так – кто громче кричит, тот и прав. Кто словами пытается прикрыть свои темные дела.

Я считаю, что импичмент как одно из проявлений демократии нужен. Если человек сделал преступление, тем более, если это президент или другой руководитель государства, то такая процедура необходима. Но прикрываться импичментом, организуя перевороты, - это уже из другой области, не имеющей ничего общего с демократией.

Я на сто процентов, на двести процентов (!) уверен, что Литва в плане развития демократии в результате того импичмента проиграла. И не потому, что из-за него пострадал я. А потому, что те же жители Литвы убедились, что тонкий слой людей воспользовался этим средством исключительно в своих целях. Импичмент стал просто-напросто средством сведения политических счетов. Стали ли в Литве после этого больше верить в демократические основы своего государства?..

Кстати, меня ведь не просто отправили в отставку в результате импичмента, но еще и приняли специальный закон «под меня», запрещающий мне пожизненно претендовать на высокие государственные посты. Значит, именно это было главной задачей инициаторов импичмента – убрать с политической арены слишком опасного соперника.

Что помогло вам пережить такую яростную психологическую обработку и вынужденный уход в отставку?

Действительно, не знаю, как бы я смог все это пережить, если бы не поддержка моей семьи и вера, а также возможность заниматься любимым делом: я ведь летчик по духу и строитель по нынешнему роду занятий. Строим жилые дома. Когда занимаешься конкретным делом, приносящим и моральное, и материальное удовлетворение, на терзания времени не остается. Надо действовать.

По теме: Роландас Паксас: предлагаю вернуть в Литве смертную казнь